Основные ссылки

CSS adjustments for Marinelli theme

ВОЛЬКЕНШТЕЙН Фёдор Фёдорович

ВОЛЬКЕНШТЕЙН Фёдор ФёдоровичВОЛЬКЕНШТЕЙН Фёдор Фёдорович (10.XII.1908 - 2.II.1985) – советский физик и физико-химик. Р. в Петербурге. Сын поэтессы Н.В. Крандиевской. Пасынок писателя А.Н. Толстого. Единоутробные братья физик Н.А. Толстой и композитор Д.А. Толстой. Окончил физико-механический ф-т Ленинградского политехнического ин-та (ЛПИ, 1931). В 1932 - 41 работал в Ленинградском пед. ин-те, в 1943 - 73 в Ин-те физ. химии АН СССР. С 1930 вел педагогическую деятельность: электро-механический факультет ЛПИ, МГУ, , ЛГПИ имени Герцена (1932 - 41, зав. кафедрой теоретической физики, зам. декана), Пед. институт им. Ленина в Москве (зав кафедрой физики в 1942 - 43). Канд. физи.-мат. наук (1936, "Пробой диэлектриков"). Д-р физи.-мат. наук (1944, "Электропроводность полупроводников"). Профессор. В 1941 - 42 находился в блокадном Ленинграде, был помощник начальника штаба МПВО в ЛГПИ имени Герцена. В 1942 был эвакуирован в Москву.
Исследования посвящены физикохимии поверхности полупроводников. Занимался вопросами электронных явлений в кристаллических телах (пробой диэлектриков, электропроводность, фотоэффект, теория металлов).
Разработал (1940 - 1950-е) основы электронной теории адсорбции и катализа на полупроводниках, согласно которой хемосорбированные частицы представляют собой структурные фрагменты единой квантово-механической системы адсорбат – адсорбент и выступают как акцепторы или доноры электронов.
Показал (1949), что различие форм хемосорбции по знаку заряда, характеру и прочности связи и реакционной способности хемосорбированной частицы обусловлено положением уровня Ферми внутри кристалла. Часть работ по хемосорбции была выполнена с В.Л. Бонч-Бруевичем, научным руководителем которого он был.
Развил теорию фотоадсорбционного эффекта.
Совместно с В. В. Воеводским и Я. Я. Семеновым выдвинул (1955) цепную теорию гетерогенного катализа. Установил наличие корреляции между объемными и поверхностными св-вами катализатора-полупроводника.

В годы учёбы в ЛПИ был участником в т.н. "Джаз-банда", в который входили Г.А. Гамов, Л.Д. Ландау, М.П. Бронштейн, Д.Д. Иваненко, А.И. Ансельм, В.А. Амбарцумян и др. Дружил с братьями И.Л. Андронниковым и Э.Л. Андронникашвили. Позже входил в круг друзей дочери И.С. Сталина Светланы Аллилуевой, подал ей идею книги "Двадцать писем к другу",  упоминается в её "Книге для внучек".
При подготовки книги "Пробой жидких диэлектриков" (1934, под ред. А.К. Вальтера) сотрудничал с П.А. Флоренским, доплнив и усовершествовав его теорию пробоя жидких диэлектриков сложного состава.
Автор частично опубликованных мемуаров под псевдонимом Ф. Крандиевский.

Сочинения:

  1. Работы акад. А.Ф. Иоффе и Ленинградского Физико-Технического института (К докладу акад. А.Ф. Иоффе) / "Природа", № 5, 1936
  2. Воспоминания о Я.И. Френкеле / В кн.: Воспоминания о Я.И. Френкеле. "Наука", Ленингр. отд. Л., 1976
  3. Ф.Ф. Крандиевский.  Рассказ об одном путешествии / "Звезда", 1981, № 1
  4. Товарищеский суд по иску Осипа Мандельштама // В кн.: "Сохрани мою речь..." / М.: Издательское предприятие "Обновление", 1991
  5. Электронная теория катализа на полупроводниках / М. : Гос. изд-во физ.-мат. лит., 1960 – на портале электронной библиотеки "Научное наследие России"
  6. Электропроводность полупроводников / М. ; Л. : ОГИЗ, Гос. изд-во технико-теорет. лит., 1947 – на портале электронной библиотеки "Научное наследие России"
  7. Работы Ф.Ф. Волькенштейна в журнале "Успехи физических наук"

Литература:
В.М. Фридкин. Двадцать писем к дургу. В: Записки прикрепленного / Наука и жизнь, № 10, 1999; Записки прикрепленного / Знамя, № 6, 2005


"Сын Наталии Васильевны, московский физико-химик Федор Федорович Волькенштейн когда-то очень давно заставил меня сесть писать историю моей семьи. „Двадцать писем к другу" были адресованы к нему и без его настоятельного напора не были бы написаны. Его уже, к сожалению, нет в живых. Но мы еще встретимся с ним далее на страницах этой книги — последнего тома моего автобиографического повествования, хотя я бы с большим удовольствием писала бы короткие рассказы более оптимистического характера. Но так уж вышло.

И будет уместно именно здесь выразить глубокую признательность Ф. Ф. Волькенштейну – ученому и литератору, – наставившему меня твердой рукой на путь писательства.
С этим ведь, по существу, и пришло все новое: переосмысление жизни, поиски правды и новых путей и бесконечные странствия по земле.
Глубокий поклон и спасибо за все незабвенному другу.

Все в комнате было как тогда, более двадцати лет назад. Портрет молодой цветущей Наталии Васильевны на стене. Фефа всегда сидел, стоял, говорил, как бы не выходя из поля зрения больших серых глаз своей матери. Безусловно, Фефа помнил их собственное возвращение из эмиграции в 1922 году, когда его отчим, Алексей Толстой, и Наталья Крандиевская, его мать, решили вернуться в советскую Россию. Фефа потерял мать, навсегда разошелся с Толстым, сделавшимся советским вельможей. О, Фефа знал, что говорил! Возвращение – это иллюзия. Он был очень болен. В таком состоянии здоровья никто не притворяется и не пытается говорить приятные вещи. Федор Федорович Волькенштейн умер всего через несколько месяцев после нашего свидания".


Светлана Аллилуева,  "Книга для внучек"