ФИЗИКА*

Книга вторая (В)

Следует рассмотреть, чем отличается математик от физика. Ибо природные тела имеют и поверхности, объемы, и протяжение в длину, и точки, изучением которых занимается математик. Далее, является ли астрономия особой наукой или частью физики. Ведь если дело физика знать, что такое солнце и луна, а о том, что свойственно им самим по себе, знать не надо, то это бессмысленно, помимо прочего, и потому, что философы, учившие о природе, как известно, говорят также о фигуре луны и солнца и о том, шаровидны ли земля и космос. Этим всем занимается и математик, но не поскольку каждая из фигур есть граница физического тела; и их акциденции1 он рассматривает не с точки зрения этих тел как таковых. Поэтому он и производит абстракцию, ибо мысленно фигуры можно отделить от движения: это действие безразлично и отделение не представляет ошибки. Сами того не замечая, то же делают и философы, которые учат об идеях: они абстрагируют физические свойства, менее отделимые, чем математические2. Сказанное станет ясным, если попытаться дать определения тому и другому, т. е. и самим предметам и их акциденциям. Именно, нечетное и четное, прямая линия и кривая, далее, число, линия и фигура будут существовать и без движения, а мясо, кость и человек - ни в коем случае, так же как нос называется курносым, а не криволинейным. На то же указывают и наиболее физические из математических наук, как-то оптика, гармоника и астрономия: они в известном отношении обратны геометрии. Ибо геометрия рассматривает физическую линию, но не поскольку она существует физически, а оптика - математическую линию, но не как математическую, а как физическую. А так как природа двояка: она есть форма и материя,- то вопрос следует рассматривать так же, как мы стали бы изучать курносость, что она такое. Следовательно, подобные предметы нельзя брать ни без материи, ни с одной материальной стороны. Однако затруднение может возникнуть и относительно следующего: раз существует две природы, с которой из двух должен иметь дело физик, или, может быть, с тем, что составлено из них обеих? Но если с тем, что составлено из них обеих, то и с каждой из них. Должна ли познавать ту и другую одна и та же наука или разные? Кто обратит внимание на древних, тому покажется, что дело физика - материя: и Эмпедокл3 и Демокрит4 лишь в незначительной мере коснулись формы и сути бытия. Но если искусство подражает природе, то к одной и той же науке относится познание формы и материи в определенных границах: например, врачу надо знать и здоровое состояние, и желчь, и флегму, с которыми связано здоровье, также строителю и вид дома и материал - кирпич и дерево; то же относится и к другим. Следовательно, дело физики познавать ту и другую природу, кроме того, той же самой науке надлежит познавать "ради чего" и цель, а также все, что происходит ради этого. <...>

Книга четвертая (А)

Что не существует пустоты как чего-то отдельного, как утверждают некоторые, об этом мы поговорим снова. Ведь если для каждого из пустых тел по природе существует известное перемещение, например, для огня кверху, для земли книзу и к середине - ясно, что не пустота будет причиной перемещения. Причиной чего будет пустота? Она кажется причиной движения по отношению к месту5, но таковой она не является. Далее, если имеется что-нибудь вроде места, лишенного тела,- раз существует пустота,- куда будет двигаться введенное в него тело? Ведь, конечно, не во всех направлениях. То же рассуждение относится и к признающим место, в которое перемещается тело, чем-то отдельным; каким образом внесенное в него тело будет двигаться или оставаться в покое? И для верха и низа, как и для пустоты, конечно, будет иметь силу то же рассуждение, так как признающие пустоту делают ее местом, а каким образом будет что-нибудь находиться внутри места или пустоты? Этого не произойдет, если в отдельное место и пребывающее в покое тело будет положено что-нибудь целое, ибо часть, если она не положена отдельно, будет находиться не в месте, а в целом. Далее, если не существует места, не будет и пустоты. Если рассмотреть вопрос поближе, то для признающих пустоту как что-то необходимое, раз существует движение, выходит скорее наоборот: ни один предмет не может двигаться, если имеется пустота. Ведь, подобно тому как, по утверждению некоторых, земля покоится вследствие равномерного окружения, так необходимо покоиться и в пустоте, ибо нет оснований двигаться сюда больше, сюда меньше: поскольку это пустота, в ней нет различий. Прежде всего потому, что всякое движение или насильственно или естественно6. Необходимо, если только существует насильственное движение, существовать и природному, так как насильственное происходит против природы, а противоприродное движение следует за природным. Таким образом, если у физических тел нет движения, со гласного с природой, то не будет никакого другого движения. Но каким же образом может быть движение по природе, если нет никакого различия в пустоте и в бесконечности? Поскольку имеется бесконечность, ничто не будет ни вверху, ни внизу, ни посередине; поскольку пустота-не будет различия между верхом и низом. Ведь как "ничто" не заключает в себе никаких различий, так и несуществующее. Пустота представляется чем-то "несуществующим" и лишенностью, а перемещение, согласно с природой, различно, следовательно, будут и тела, различные по природе. Итак, или ни один предмет никуда не будет перемещаться по природе, или, если это происходит, не будет пустоты. Далее, бросаемые тела обычно движутся, не касаясь тела, толкнувшего их, или путем противодействия, как говорят некоторые, или потому, что приведенный в движение воздух сообщает движение более быстрое в сравнении с перемещением тела в его собственное место; в пустоте же ничего подобного не происходит, и двигаться в таком случае можно разве только путем перенесения. Далее, никто не сможет сказать, почему тело, приведенное в движение, где-нибудь остановится, ибо почему оно скорее остановится здесь, а не там? Следовательно, ему необходимо или покоиться или бесконечно двигаться, если только не помешает что-нибудь более сильное7. Далее, сейчас тела передвигаются в более редкое, вследствие того, что оно подается, а пустота обладает этим свойством одинаково во всех направлениях, следовательно, тело должно передвигаться во все стороны. Далее, наше утверждение ясно из следующего. Мы видим, что одно и то же тяжелое тело перемещается скорее вследствие двух причин: или вследствие различия среды, через которую оно проходит, например, воды, земли, воздуха, или, если все прочее остается тем же,- вследствие избытка тяжести или легкости. Среда, через которую происходит перемещение, является причиной вследствие того, что она препятствует сильнее всего, когда движется навстречу, а затем и когда остается в покое, причем сильнее препятствует то, что трудно разделимо, а таким является более грубое. Положим, что тело, обозначенное А8, будет передвигаться через среду Б в течение времени Г, а через среду Д, более тонко разделенную, в течение Е; если длина Б равна длине Д, оно будет передвигаться пропорционально препятствию тела. Именно пусть Б будет вода, а Д воздух; насколько тоньше и бестелеснее воздух воды, настолько скорее А будет передвигаться через Д, чем через Б. Примем, что скорость относится к скорости в той же пропорции, в какой воздух отстоит от воды. Следовательно, если он в два раза тоньше, А пройдет Б в два раза больше времени, чем Д, и время Г будет в два раза больше Е. И всегда, чем среда, через которую происходит движение, бестелеснее, меньше оказывает препятствий и легче разделима, тем скорее перемещение. Для пустоты же не существует никакого пропорционального отношения, в каком оно превосходило бы тело, так же, как у нуля по отношению к числу. Ибо, если четыре превышает три на единицу, два - на большее число и единицу еще на большее, чем на два, то нет отношения, в каком оно превышает нуль; необходимо ведь, чтобы превышающее число разделялось на излишек и превышаемое число, так что в данном случае будет превышающий излишек - четыре и ничто. Поэтому и линия не может превышать точку, если только она не слагается из точек. Подобным же образом и пустота не стоит ни в каком отношении с наполненной средой, а, следовательно, и движение. Но если через тончайшую среду тело проходит во столько-то времени такую-то длину, то, двигаясь через пустоту, оно превзойдет всякую пропорцию. Пусть 3 будет пустота, равная по длине Б к Д. Если тело А пройдет ее и будет двигаться в течение какого-то времени Ж, меньшего, чем Е, то таково будет отношение пустого и наполненного. Но в такое же время Ж тело А проходит часть Д, именно К. Оно проходит ее, если даже 3 будет по тонкости чем-нибудь отличаться от воздуха в той же пропорции, в какой время Е будет отличаться от Ж. Ибо, если тело 3 будет во столько раз тоньше Д, во сколько Е превышает Ж, то, обратно, А, если будет двигаться, проходит 3 во время, равное Д; если же в 3 не будет никакого тела, то еще быстрее. Но оно прошло ее во время Ж. Следовательно, в равное время будет пройдено наполненное и пустое. Но это невозможно. Очевидно, таким образом, если существует хоть какое-нибудь время, в течение которого будет пройдена любая часть пустоты, то получится указанная невозможность, именно в равное время удастся пройти нечто наполненное и пустое, так как одно тело к другому будет относиться как время ко времени. Суммируем главное: причина того, что получается, ясна, именно: всякое движение стоит в известном числовом отношении со всяким другим движением (так как оно существует во времени, а всякое время стоит в отношении со временем вследствие того, что обе величины конечны), а пустота с наполненным ни в каком числовом отношении не находится. Итак, все сказанное вытекает из различий среды, через которую перемещаются тела, а в результате преобладания одних перемещающихся тел над другими получается следующее. Мы видим, что тела, имеющие большую силу тяжести или легкости, если в остальном они имеют одинаковую фигуру, скорее проходят равное пространство в том пропорциональном отношении, в каком указанные величины находятся друг к друг9. То же, следовательно, должно быть и в пустоте. Но это невозможно: по какой причине они стали бы двигаться скорее? В среде наполненной это произойдет в силу необходимости, так как большее скорее будет разделять ее своей силой. Ведь разделение производится или фигурой или импульсом, который имеет движущееся или брошенное тело. Следовательно, в пустоте все будет иметь равную скорость10. Но это невозможно. <...>

Книга седьмая (Н)
1

Все движущееся должно необходимо приводиться в движение чем-нибудь. Если оно в самом себе не имеет начала движения, то ясно, что оно приводится в движение другим; тогда движущим началом будет нечто иное. Если же оно имеет его в самом себе, то возьмем АБ, которое движется само по себе, а не потому, что какая-нибудь часть его движется. Прежде всего, предположение, что АБ движется само собой вследствие того, что движется в целом и не приводится в движение ничем извне, подобно утверждению, что, если КЛ движет ЛМ и само движется, мы должны были бы отрицать, что КМ приводится в движение чем-то, вследствие неясности, какая часть движет и какая часть приводится в движение. Затем то, что не приводится в движение другим, не должно прекращать движения, когда это другое переходит в состояние покоя, но если что-нибудь начинает покоиться, когда другое прекращает движение, то оно необходимо приводится в движение чем-то11. При таких предположениях все движущееся будет приводиться в движение чем-нибудь. <...>

*Аристотель- Физика, изд. 2-е. М., 1937, с. 31-32, 84-87, 150. 
1Акциденция - временное, преходящее, несущественное свойство тел. Термин, впервые встречающийся у Аристотеля, получил широкое распространение в средневековой схоластике. Акциденция противопоставлялась неизменной сущности тел. 
2Намек на Платона и пифагорейцев, приписывавших числам собственную реальность. 
3Эмпедокл (490-430 гг. до н. э.) - автор поэмы "О природе". В основу мира кладет те же, что и Аристотель, четыре основные "стихии" - начала. 
4Демокрит (460-370 гг. до н. э.) - создатель атомистического учения. 
5Термин, введенный Аристотелем, обозначающий границы соприкосновения с объемлющей средой, в которую помещено данное тело. 
6Разделение Аристотелем всех движений на "насильственные" и "естественные" было устранено Г. Галилеем и И. Ньютоном. 
7Здесь Аристотель близко подходит к закону инерции, но гипотеза отсутствия пустоты в природе приводит его к противоположным выводам. 
8По-видимому, изложение сопровождалось чертежами, отсюда и введение буквенных обозначений. 
9Ошибочный вывод о пропорциональности скорости падения весу тела, опровергнутый экспериментами Г. Галилея. 
10Правильный вывод, что в пустоте все тела будут падать одинаково, Аристотель считает доводом в пользу выдвинутого им положения о невозможности пустоты 
11Так Аристотель излагает идею о неуничтожимости движения.

Теги: