Из книги В. В. Петрова «Известие о гальвани-вольтовских опытах»

О расплавлении и сжигании металлов и многих других горючих тел, также о превращении в металлы некоторых металлических оксидов посредством гальвани-вольтовской жидкости.

Если на стеклянную плитку или на скамеечку со стеклянными ножками будут положены два или три древесных угля, способные для произведения светоносных явлений посредством гальвани-вольтовской жидкости, и если потом металлическими изолированными направлятелями (directores), сообщенными с обоими полюсами огромной батареи, приближать оные один к другому на расстояние от одной до трех линий, то является между ними весьма яркий белого цвета свет или пламя, от которого оные угли скорее или медлительнее загораются и от которого темный покой довольно ясно освещен быть может.

Когда вместо одного угля будет употреблена изолированная и сообщенная с одним полюсомогромной батареи проволока с припаянным к одному ее концу того же и особливого металла маленьким конусом или только с закругленным концом, а к нему приспособлены, через легчайшее орошение его чистой водой, куски листового олова, серебра, золота и цинка так, чтобы они висели в воздухе, а после будут подносимы к углю, положенному на стеклянную плитку или на скамеечку со стеклянными ножками и сообщенному посредством цепочки или шнурка из серебряной книппели с другим полюсом батареи; то между ними является больше или меньше яркое пламя, от которого сии металлы иногда мгновенно расплавляются, сгорают также с пламенем какого-нибудь цвета и превращаются в оксид, а особливо цинк, из которого происходящий белого цвета оксид поднимается в воздух наподобие маленьких нежных пушинок.

Если же листовые металлы будут сжигаемы в стеклянном с двумя противоположными отверстиями шаре, то можно собрать большее или меньшее количество оксида, свойственного каждому металлу цвета.

Когда тонкая железная, согнутая в спиральную фигуру и притом изолированная проволока, хотя с привязанным к одному ее кончику кусочком мягкого древесного трута, хотя и без оного и сообщенная с одним полюсомогромной батареи, будет употреблена для опыта вместо упомянутых листовых металлов и поднесена к углю, сообщенному с другим полюсом батареи; то между ними является также больше или меньше яркое пламя, от которого трут загорается, а конец проволоки почти во мгновение ока краснеет, скоро расплав­ляется и начинает гореть с пламенем и разбрасыванием весьма многих искр по различным направлениям. А когда проволока с раскаленным уже концом будет опущена в стеклянный сосуд, наполненный кислотворным газом (gaz oxygenium); то раскаленный ее конец начинает еще скорее расплавляться и горит с чрезвычайно ярким пламенем, разбрасывая многочисленные искры по всей полости сосуда.

Если для сего же опыта вместо железной проволоки будет употреблена серебряная проволока, книппель или сделанный из нее шнурок; то они также мгновенно загораются и весьма скоро сгорают...

Огнем, сопровождающим течение гальвани-вольтовской жидкости, весьма удобно мог я зажигать водотворный газ (gaz hydrogenium), смешанный с атмосферным воздухом в электрических пистолетах, а чистый сей же газ при выхождении его в воздух из электрической новейшего строения лампады, также обыкновенный порох (pulvispurius) в медной электрической пушечке, холодный винный спирт, серный и селитряный эфиры (aether vitrolicus ssulphuricus et nitricus), мятное и гвоздичное масла (oleum menthae et caryophyllorum), налитые в металлическое мелкое блюдце, сообщенное с одним полюсом огромной батареи, когда только к горючим сим жидкостям подносил я верх маленького металлического конуса, припаянного к одному концу изолированной проволоки, сообщенной с другим полюсом батареи.

 

При производстве сих последних опытов имел я много случаев заметить, что они гораздо скорее и надежнее удаются тогда, когда изолированной проволоки верх конуса будет подносим к краю сосудца, едва только орошенному какой-нибудь из вычисленных горючею жидкостью, а не к самой середине сосудца, где обыкновенно бывает больше жидкости в вогнутой части его донышка. Впрочем, я также заметил, что для получения успеха в зажигании объявленных горючих жидкостей годится проволока и с закругленным только концом.

Я многократно зажигал писчую и хлопчатую бумагу, пересыпанную и не пересыпанную порошком канифоли (colophonium), так что они загорались с настоящим пламенем и превращались в уголь, когда только в расстоянии от одной до двух линий были держаны между древесным углем, способным для произведения светоносных явлений посредством гальвани-вольтовской жидкости, либо между закругленным конном наипаче толстой металлической изолированной проволоки, кои находились в сообщении с одним полюсомогромной батареи, и между закругленным концом либо верхом маленького конуса, припаянного к другой проволоке, которая была сообщена с другим полюсом батареи.

Но сии опыты мог я производить гораздо скорее и удачнее тогда, когда в той и другой бумаге сделаны были маленькие, от двух до трех квадратных линий шириною, дырочки, а против сих, во взаимном расстоянии от одной до двух линий, держал я закругленные концы или верхи маленьких конусов, припаянных к концам двух толстых металлических изолированных проволок, сообщенных с обоими полюсами огромной батареи.

Следствия опытов, с желанным успехом деланных для зажигания писчей и хлопчатой бумаги наипаче последним спо­собом, открыли мне возможность зажигать огнем, сопровождающим течение гальвани-вольтовской жидкости, даже тонкие дощечки сухих по крайней мере дерев, также пучки сухих трав и соломы, которые загорались с настоящим пламенем тогда, когда и в оных были сделаны от двух до трех квадратных линий шириною дырочки, а против сих держаны, во взаимном расстоянии от одной до двух линий, закругленные концы либо верхи маленьких конусов, припаянных к концам двух толстых железных или серебряных изолированных проволок, сообщенных с обоими полюсами огромной батареи, производившей весьма сильное действие в первые часы после ее составления.

 

Примечание. Писчая и хлопчатая бумага, травы, солома и деревянные дощечки, употребленные для описываемых здесь опытов, иногда были поддерживаемы маленькими металлическими щипчиками, кои посредством пробки стояли перпендикулярно в маленьком медном изолированном подсвечнике, каковой бывает между принадлежностями воздушного насоса.

 

При разрешении воды посредством черного карандаша я приметил, что в промежутках кусочков его, расположенных в стеклянных узких трубочках, происходило также горение сего минерала во многих местах, где тех кусочков кончики отстояли один от другого на одну или на две линии, при употреблении для сих опытов огромной батареи.

Черный карандаш загорался также с ясным пламенем и своего рода запахом, когда между крупным его порошком либо мелкими кусочками, проложенными в маленький и мелкий глиняный сосудец, держал или водил я закругленные концы двух толстых металлических изолированных проволок, сообщенных с обоими полюсамиогромной батареи, так что концы проволок отстояли один от другого на одну и две линии.

Напоследок, посредством огня, сопровождающего течение гальвани-вольтовской жидкости, при употреблении огромной батареи, пытал я превращать красные свинцовый и ртутный, а также и сероватый оловянный оксид в металлический вид; следствия же сих опытов были такие, что упомянутые оксиды, смешанные с порошком древесных углей, салом и выжатыми маслами, при сгорании сих горючих тел, иногда с пламенем, принимали настоящий металлический вид, с той только разностью, что ртутных шариков, по причине летучести сего металла, оказывалось гораздо меньше, нежели сколько свинцовых и оловянных частиц различной фигуры. Впрочем, опыты сии деланы были точно таким же образом, как и последние над сжиганием черного карандаша.

Теги: